aif.ru counter
41

Территория безмолвствующего большинства

Отчаяние, протест, фарс, шантаж, игра… Какие только ассоциации не вызывает ситуация в Астрахани. Целый месяц там голодает Олег Шеин — справедливоросс, который на выборах мэра проиграл единороссу. История банальная, только развивается она не тривиально. Конкретный человек, в одиночку, бросил вызов системе.

И тут сразу вспоминаются недавние голодовки на Ставрополье. В Лермонтове полтора десятка человек, не допущенных к выборам в городской Совет, а затем и сочувствующие им (в разное время было до 40 протестующих) голодали 10 дней, требуя перенести выборы и зарегистрировать их кандидатами. Тогда в ситуацию вмешался полпред А. Хлопонин.

После единого дня голосования 4 марта в Георгиевске представитель ЛДПР объявил голодовку, чтобы добиться пересчёта голосов (по его мнению, либерал-демократам полагался ещё один мандат). Протест длился всего несколько часов: председатель краевой избирательной комиссии (!) сразу же выехал на место и признал, что подсчёт не верен и результаты будут иными.

Неужели голодовка — это единственный способ достучаться до власти?! Сама власть (и Президент, и премьер-министр, и губернаторы) резонно заявляет: «Есть вопросы? В СУД!» Вот только пока ни одного значимого решения в пользу оппозиции не было. А зачастую жалобы даже не принимаются к рассмотрению. Но независимость судов — это отдельная тема. Вернёмся к голодовкам.

В действительности, это не ноу-хау наших дней. Достаточно вспомнить имя диссидента Анатолия Марченко. В 1986 году он объявил голодовку с требованием выпустить всех полит.заключённых. И даже написал письмо Михаилу Горбачёву. Через месяц его начали кормить силой. Причём как он сам писал Ген.прокурору СССР, это кормление было формой пытки. Кормили через щланг, причём сотрудники колонии специально плохо размешивали кашу, чтобы комочки застревали в шланге. Тогда кормящий дёргал его, не вынимая из пищевода Марченко. (Думаю, только те, кто прошёл через процедуру гастроскопии, могут понять, насколько это мучительно). Голодовка длилась 117 дней! Анатолий Тихонович Марченко умер… Трудно сказать, повлиял ли этот случай на Горбачёва, но через несколько месяцев политзаключённых выпустили, и Марченко стал последней жертвой советского режима.

Но вернёмся к событиям в Астрахани.

На днях Олег Шеин заявил, что настроен идти до конца. Самое страшное, что смерть Шеина на руку всем политическим силам. Если непоправимое случится, действующая власть скажет: «Вот видите: оппозиция не вменяемая. Как ей можно доверять?!» Оппозиция начнёт причитать: «У нас аморальная, человеконенавистническая власть!» Правозащитники получат современный символ сопротивления. Как ни крути, а Шеин может стать той самой «сакральной жертвой», о которой предупреждал сам Владимир Путин.

Я искренне надеюсь, что кто-то одумается и до крайности не дойдёт. Кто должен одуматься? Все! и действующая власть, и оппозиционеры, и мы все — россияне!

Начнём с власти. По сути, она сама себя загнала в угол: правовых способов решить политические разногласия своим оппонентам она не оставила, и голодовки — это вынужденная мера. НО! Выполнять требования всех протестов власть не может, это разрушит действующую систему. Не реагировать совсем — другая крайность, не менее губительная: это путь к авторитаризму.

Теперь об оппозиции. Она так и не научилась объединяться, пока происходящее в Астрахани — это дело «Справедливой России» и отдельных общественников (Навального, Собчак и др.). Ну почему нельзя общими усилиями создать прецедент и добиться пересчёта голосов, пусть даже в отдельно взятом регионе?! Либо оппозиционность у наших партий фальшивая, либо личные амбиции отдельных политиков выше здравого смысла. Оппозиция слаба, и в этом корень монополии партии власти.

И наконец, что делать всем нам? Это самый сложный вопрос. Но каждый из нас должен ответить на него самостоятельно. Зато совершенно ясно: пока протест будет уделом одиночек, система непобедима; пока мы не научимся думать своей головой, система неуязвима; пока подавляющее большинство будет аполитичным, системе не нужно трансформироваться.

И система — это не партия власти, и не путинский режим (это частные проявления системы). Система — это нынешнее положение дел, которое складывается из политической монополии, тотальной коррупции, обесценивания личности отдельного человека, всесилия правоохранителей, двойных и даже тройных стандартов в толковании Закона…

Средневековье называют эпохой безмолвствующего большинства, так как подавляющее большинство европейцев того времени не могли писать и не оставили после себя следа. Если следовать этой логике, то Россия начала 21 века — территория безмолвствующего большинства: читать/писать умеем, но молчим.

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество