330

Отзовись, однополчанин! Ветеран из КБР ищет родственников друга

АиФ-СК №18 29/04/2015

Этот овчинный полушубок мама перешила ему из своего – бережно, стежок за стежком. И память о тепле  родного дома и маминых рук согревала его в холод и стужу – он хлебнул их сполна. В ледяной воде Чёрного моря и в промёрзших окопах…

Первый номер

Мусаби Исуфович отвечает на вопросы чётко, по-военному. Он не забыл ни дня той войны. Кровавой бойни под Мартыновкой, где полегла почти вся его 115-я кавалерийская дивизия, десанта на Керченский полуостров, где он, парнишка с гор, стал морским пехотинцем…

Старший из пяти братьев Каншаовых повестку получил в день рождения. 23 февраля 1942 года только стукнуло восемнадцать. Проводы были недолгими – вместе с односельчанами из Кызбуруна(теперь село Атажукино) посадили в машину и повезли. Он ушёл на войну в сшитых мамой кожаных чувяках и тёплой куртке, перекроенной из овчинного полушубка. Младшие стойко смотрели вслед. Отец, воевавший в гражданскую, много не рассказывал.Горцы – храбрые воины, от врага не прятаться и честью дорожить - в крови. Мама шептала: «Только вернись, сынок».

И он вернулся – раненый, контуженый, но вернулся.Тоже зимой – в декабре 1945-го. Долго искал в Баксане машину, да и пошёл пешком. Что тут осталось-то до отчего дома – 13 километров, когда столько уже позади! Фронтовик, которому нет ещё двадцати двух… Четыре года назад по этой дороге их отвезли в Нартан, где Мусаби стал наводчиком 45-миллиметрового противотанкового орудия отдельного артдивизиона 278-го полка 115-й кавдивизии. Учились бить по макетам. Ефрейтор Каншаов - первый номер. За меткость. Его пушка била без промаха.

Кровавая Мартыновка

«Нас семеро было во взводе, командир - Тлепшев, старший сержант. В мае 42-го направили нас  в Ростовскую область, стояли у хутора Зелёная роща». Потом была Мартыновка…Здесь кавказская кавалерийская дивизия была уничтожена врагом почти полностью, выжить в одном из жесточайших сражений Второй мировой удалось немногим.  «Первую атаку мы отразили успешно -  орудия вели огонь непрерывно. От первого же выстрела нашего расчета  загорелся немецкий танк, другие орудия тоже били метко. В бой с сопровождавшими танки автоматчиками вступили наши кавалеристы и обратили врага в бегство». Следующее утро немцы начали артобстрелом. Бомбили Мартыновку и с воздуха. В пылающем месиве – раненые, мёртвые, живые. Люди, кони, плоть и железо орудий и танков. Их всё больше и больше ползло на разбитую бомбёжкой кавказскую дивизию. Наши бились, не отступали. В неравном бою орудия уничтожены, кавалерийские эскадроны размолочены танками и автоматчиками… После четвёртой атаки, взорвав мост, оставшиеся в живых бойцы вынуждены уйти из Мартыновки… За ту битву ефрейтора Каншаова наградили медалью «За отвагу». Получил её Мусаби Исуфович спустя полвека.

Горец из морской пехоты

После контузии – госпиталь в Элисте. Потом – десантная часть. Хутор Анастасиевка на Кубани. «Нас учили плавать с грузом на спине – килограммов по 15-16 песка взваливали на плечи, тренировали, чтобы мы могли побольше боеприпасов перетащить». Морскую пехоту готовили к высадке на Керченский полуостров. Плацдарм под шквальным огнём занят, продержались бойцы здесь 9 дней – без патронов, пополнения, еды. Стоны раненых, голова кружится – от голода и непрерывной бомбёжки. У Каншаова перебиты колени, ползти некуда. Тем, кто остался в живых, уготован плен.

«Нас отправили в концлагерь Камыш-Бурун. Многоярусные нары под навесом. Мороз. Гоняли на разные работы, потом перевели в другой лагерь, в Крыму. Мы уже знали, что наши близко. В один из дней  к концлагерю подогнали бензовозы – между собой мы обсуждали, что немцы нас сожгут, как военнопленных в Джанкое. Не успели – нас освободили и отправили в Феодосию». Здесь бойца 6 дней допрашивали особисты. Часть, где и как попал в плен…

Батальон морской пехоты, десант на Керченский полуостров, ранения. – Что-то на фото не совсем похож.

Весил 74, теперь – 52 килограмма». Усмехнулся особист. Дальше воевать отправили – пулемётчиком на «Максиме» в 1164-й стрелковый полк.

14 мая 1944-го кавказский герой штурмовал Сапун-гору. После освобождения Севастополя – 3-й Белорусский. Витебск, Каунас, Шяуляй, Лиепая, Елгава… Тяжело ранен под Кенигсбергом – сквозная рана бедра, после госпиталя в Прибалтике – на Урал.

Военная тайна

В госпитале в Сарапуле в Удмуртии он впервые влюбился: о медсестре Валентине его домашние не знают, эту военную тайну он не раскрывал и супруге – дорогой своей Нине. «Валентина Ивановна замуж вышла за другого, а я уже дома женился, в 1947-м». А тогда, зимой 46-го, выдали Мусаби в госпитале документы, билет, харчи и талоны на питание. Домой, на Кавказ, провожали друзья.  И самый первый – закадычный товарищ-однополчанин Марк Иванович Бурмантов. «Он меня тяжелораненого с поля боя приволок и в госпиталь сопроводил, а через месяц его самого рядом на койку положили – на мине подорвался, очень плох был». После войны переписывались фронтовики, но в 1948-м связь оборвалась.

Свои письма Каншаов получил обратно: «адресат не проживает». Мусаби искал друга и до сих пор надеется, что сможет найти – возможно, дети однополчанина откликнутся. «Марк Иванович писал мне из Артёмовского района Красноярского края. В одном из писем сообщил, что женился. Я в гости его звал, очень хочу, чтоб близкие его отозвались и приехали». Он мечтает показать им свои родные места – красавицу Кабардино-Балкарию. И родную Баксанскую ГЭС, куда пришёл ещё до войны, в 16 лет. И которую восстанавливал после – разрушенную немцами.

- Деду и его воевавшему поколению пришлось очень многое испытать – теряли боевых товарищей, сутками сидели в воде, мёрзли в окопах, голодали. И побеждали. Настолько они были стойкими, мужественными, несгибаемыми. Он рассказывал, как брал «языка», как освобождал Севастополь, Белоруссию, Украину, Прибалтику. Как искренне и радостно встречали наших солдат. Он гордится, что освобождал от фашизма родную страну, это ведь была одна ВЕЛИКАЯ СТРАНА. И возмущается тем, что происходит сегодня на Украине. Ведь столько однополчан оттуда, с которыми бок о бок воевали, прошли столько военных дорог, - делится внук героя Аслан Каншаов. – Никак он не может смириться с тем, что так грубо и беззастенчиво перекраивают историю.

…Мусаби Исуфович отвечает на вопросы без запинки – даты, имена командиров, названия населённых пунктов. Только раз заминка:  «Знаешь, а ведь меня в том полушубке фотографировали – кто-то снимал в Нартане, где мы на пушкарей учились. Только карточку найти так и не удалось. А когда вернулся с фронта, в Баксане встретил соседку – подошла, взяла за плечо: «Мусаби, ты?» Я ведь  не писал, что еду, хотел неожиданно нагрянуть. А тётя Зубейдан раньше меня рванула домой и сразу к нашим. И встречали меня на краю села…».

От редакции: К сожалению, деревня Чердаки, где родился друг-однополчанин Мусаби Каншаова, уже не существует. Нет и Артёмовского района. В Красноярском крае нам пообещали помочь в поисках родных Марка Ивановича Бурмантова. Ждём новостей.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах