5009

Вирус мутирует и приспосабливается. Врач - о повторных ковид-заражениях

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 38. АиФ-СК 16/09/2020 Сюжет Коронавирус на Северном Кавказе. Главное
Правильная экипировка помогает защититься от заражения.
Правильная экипировка помогает защититься от заражения. © / Наталья Яценко / Из личного архива

В Ставропольском крае первой с коронавирусом «познакомилась» инфекционная больница. И сегодня 98% пациентов здесь - больные с COVID-19. Главврач Наталья Яценко рассказала в интервью «АиФ-СК» о том, что нового за полгода узнали о заболевании, получат ли выплаты заразившиеся на работе медики и как ей самой удалось избежать инфицирования.

«Вещи возила с собой с начала марта»

Марина Тимченко, «АиФ-Северный Кавказ»: Наталья Александровна, уже полгода инфекционисты работают, можно сказать, в условиях ЧС. А помните, что подумали о коронавирусе, когда впервые о нём услышали?

наталья яценко инфекционист

Наталья Яценко: Надеялась, что до нас не дойдёт. Но при этом понимала, что как только в Ставрополе начнут появляться первые пациенты, нашу больницу сразу закроют на карантин. Поэтому у меня с начала марта вещи были уже в машине. Набор самого необходимого. И 20 марта он, действительно, пригодился. Мы получили предписание Роспотребнадзора об обязательной обсервации всех, кто был в контакте с первой пациенткой. А это весь «взрослый» корпус.

Я в то время работала заведующей диагностическим отделением в детском корпусе, мы не были в контакте с первой пациенткой, но нас оставили в качестве обслуживающего медперсонала: следить за теми, кто был в контакте, и лечить тех, кто уже заболел. На нас также легла обязанность организовать на базе детского корпуса ковид-госпиталь. К двум часам ночи 21 марта мы завершили эту работу. А в административном корпусе организовали общежитие для персонала, поставили кровати и ночевали там две недели.

- И тогда же вас назначили исполняющей обязанности главного врача.

- Да. Наш главврач Александр Николаевич Боблов тоже был контактным, распоряжение об обсервации застало его дома. Там он и находился следующие 14 дней. Те контактные, которые оказались на работе, были изолированы в корпусе для взрослых. Меня на время больничного Александра Николаевича назначили и.о. главврача.

- Больница получила двойной удар. Мало того, что вы первыми столкнулись с новой инфекцией. Так ещё и человеком, который привёз её в край, оказалась ваша сотрудница – инфекционист Ирина Санникова, не посчитавшая нужным самоизолироваться после поездки в Испанию, где уже бушевал коронавирус. Какой была ваша реакция, когда вы узнали об этом?

- Никто из нас не ожидал, что такой серьёзный врач, наш учитель, может так поступить - не подумать о других людях. Все же знали, что, приехав из-за границы, нужно 14 дней отсидеть на карантине. Ничего ведь страшного в этом нет, можно и дистанционно работать. Первыми эмоциями были шок и непонимание.

Но Ирина Викторовна была в тяжёлом состоянии, в том числе и в моральном плане. Видно было, что сама переживает из-за того, что произошло. Поэтому что-то высказывать, критиковать не было смысла. Старались её не травмировать.

Не самый страшный

- До назначения главврачом, уже без приставки и.о., вы сами работали в красной зоне.

- Да. Почти четыре месяца. Поначалу перегибали палку с безопасностью. Надевали тройные маски, максимально защищались. Но потом поняли, что это микроорганизм второго типа заразности. Достаточно надёжно защитить слизистые – глаза, дыхательные пути.

- Что значит второго уровня заразности, сколько их всего?

- Четыре. Самые опасные - первая группа. Это вирусы КГЛ, Эбола и др. Коронавирус не такой опасный и заразный.

- Что было самым сложным в красной зоне?

- Преодолеть страх: сделать первый шаг, переступить порог. Это было самым сложным для всех. Второй сложный момент - первые 10 минут дыхания. Очень тяжело, особенно если надо идти, подниматься по лестнице. Начинается паника, хочется сорвать маску и дышать нормально. Но берёшь себя в руки: надо остановиться, отдышаться, привыкнуть. После этого идёшь и работаешь и уже не замечаешь, как летит время.

- Эти четыре месяца изменили что-то в отношении к жизни, к работе?

- Нет, для инфекциониста это обычная рутина. Но каждый день добавлял новые нюансы в понимание того, как лучше организовать медпомощь.

Маска плюс дистанция

- Как сейчас работает «инфекционка»? Пик нагрузки уже прошёл?

- Ещё нет. Загруженность полная, и 98% наших пациентов - это люди с коронавирусом. Стараемся максимально быстро выписывать. Дважды в сутки оперативному дежурному в скорой отправляем информацию о свободных местах. Это примерно 10% от всей коечной мощности больницы.

По предварительным прогнозам, в таком режиме работать будем до мая следующего года.

- Ожидается, что к тому времени ситуация с коронавирусом существенно изменится? С чем это связано - с массовой вакцинацией, которая вот-вот должна начаться?

- И с вакцинацией, и с самим развитием вирусной эпидемии. Она подчиняется определенным законам. Начало, разгар, угасание.

- А сейчас что в Ставропольском крае? Каждый день - плюс 120-140 новых случаев.

- Возможно, у нас такое затяжное плато. В крае действовали достаточно жёсткие ограничения, поэтому прирост пациентов на начальном этапе был минимальным и плавным, что позволило системе здравоохранения максимально подготовиться. Постепенно вошли в инфекционный процесс, набрались опыта на небольшом количестве пациентов и теперь выдерживаем атаку.

- У пациентов как-то меняется отношение к инфекции?

- Поначалу было немало скептиков. И многие из тех, кто поступал к нам в мае-июне, сокрушались, что раньше не верили в существование коронавируса и в его опасность. В какой-то момент наступило прозрение. Сейчас, обратила внимание, заходишь в супермаркет за продуктами - половина посетителей в масках, в том числе и молодые.

- А вы надеваете маску?

- Всегда. Маска и дистанция - два ключевых фактора, которые позволяют избежать заражения, даже если в помещении находится носитель инфекции.

В июле-августе ещё не было столько людей в масках, как сейчас. Думаю, это связано с тем, что у многих уже в ближнем круге появились пострадавшие от коронавирусной инфекции - соседи, родственники, друзья, коллеги. И люди начали понимать, что коронавирус рядом и что он может привести к очень печальным последствиям, особенно у пожилых. Обидно, когда погибают люди, которые дожили до 97 лет и неплохо себя чувствовали, пока не заболели коронавирусом.

Пытается уйти от иммунного ответа

- Учёные уже больше полугода изучают вирус. Меняются ли при этом у вас, практикующих врачей, подходы к лечению?

- Уже вышло восемь рекомендаций. Уточняются детали относительно обследования, наблюдения, лечения сопутствующих заболеваний. Проделана огромная работа. Это заслуга российского минздрава.

- Борясь с коронавирусом, болеют и сами медики. В вашей больнице за полгода заразились 20 сотрудников, все живы, к счастью. Считается, что это небольшая цифра.

- Соблюдение требований безопасности, ответственное отношение к себе и окружающим. Даже те наши медики, которые переболели, очень внимательны и аккуратны. Потому что вирус мутирует. Он приспосабливается, чтобы выжить, уйти от иммунного ответа человека. В конце эпидемии это будет уже совсем другой микроорганизм.

- Вы имеете в виду, что даже переболевший может заразиться снова?

- Может. Уже известны четыре типа вируса. Переболевший одним типом может заразиться другим. У нас уже есть такие пациенты. И во второй раз протекает болезнь тяжелее.

Мы заметили, что даже при самом лёгком течении, которое наблюдается, как правило, у детей, фиксируется повышенный уровень ферментов, свидетельствующий о воспалительных процессах в сердце.

- И чем это чревато?

- У детей - ничем, у них сердечная мышца восстановится. А вот у взрослых на выходе из коронавирусной инфекции возможны инфаркты. Коронавирус вызывает серьёзные сосудистые изменения. И если человек заболевает второй раз, то у него эти изменения усугубляются, риск получения осложнения со стороны сердца, мозга и почек в разы увеличивается.

Нет причин не доверять

- Заразившимся на работе медикам обещали выплаты и реабилитацию. Но одной из ваших медсестёр в выплате уже отказали. Сейчас прокуратура разбирается в ситуации. Остальные переболевшие сотрудники что положено получили?

- Это процесс не быстрый. Около месяца занимает сбор документов - заключения, протоколы, акты. Занимается специальная комиссия. В итоге пакет документов отправляется в две инстанции - в минтруда и ФСС. Почти по всем переболевшим уже всё оформлено и отправлено.

На медсестру, о которой вы говорите, документы отправлялись ещё в июне. Комиссия, принимающая решение о назначении выплаты, в минтруда края при первом рассмотрении посчитала, что инкубационный период слишком короткий, что может свидетельствовать о том, что медсестра заразилась ещё до того, как в отделение на лечение поступила первая пациентка. То есть заражение могло произойти при контакте с ней в нерабочее время. Сейчас мы дополнили пакет документов новыми заключениями и актами, ещё раз направили в минтруда и в ФСС, надеемся, что вопрос решится положительно. Этим вплотную занимаются и начмед, и наша профсоюзная организация.

Также сейчас проводим опрос среди переболевших о направлении на льготный отдых в санатории на Черноморском побережье и Кавминводах.

- А что думаете по поводу вакцинации? Себе планируете делать прививку? Доверяете?

- У меня нет оснований не доверять нашим вакцинам. Буду в первых рядах, привьюсь обязательно. Не болела шесть месяцев и не хочу заболеть.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах