442

Зона отдыха. Как осужденные на Ставрополье проводят свой отпуск

Ольга Облогина / АиФ

Ежегодный трудовой оплачиваемый отпуск на зоне ещё называется безвыездным. На него, согласно российскому законодательству, имеет право каждый работающий человек, в том числе и осужденный. Здесь же, на территории колонии, расположился огороженный участок с неожиданно романтичным зданием. Это для местных осуждённых – и заграница, и море, и горы, и домик в деревне.

Советская гостиница с «рестораном»

Одноэтажная постройка в лучших традициях советских гостиниц – локальный курортный комплекс. Расселяются заключенные по четырехместным номерам. На полах – ковры, в холле – диваны. Рестораном служит столовая.

«Зато можно пить чай в любое время!», – улыбается осуждённый Виталий Меркула. Чай, кстати, он купил на свои отпускные – он работает на металлопроизводстве, делает дезинфекционные шкафы. Ещё потратился на сигареты и сладости. Это уже второй его отпуск – мужчина сидит за нанесение тяжких телесных повреждений. В отпуске Виталий целыми днями читает книги – сейчас, к примеру, наполовину одолел томик Меня «История религии».

Живой уголок и мини-хозяйство

Сосед Виталия по номеру Евгений Пикунов  получил свой заслуженный отпуск за работу в варочном цехе столовой. В прошлом он был шашлычником, но здесь нашёл себе другое развлечение – ухаживает за животными. На местной «звериной зоне» есть клетки с белками, хомяками и орлом. Осуждённый делится – видит в них родственную душу, они ведь тоже за решёткой: «Они чувствуют человека! Они каждого из нас чувствуют – какой человек, плохой, хороший! У них есть природная интуиция. Они как дети».

Фото: АиФ / Ольга Облогина 

Без права встреч

Ещё в тюремном отеле есть телевизор. Смотрели футбол, сейчас следят за новостями на Украине, говорят отпускники. Рядом с импровизированным кинотеатром – такой же импровизированный концертный зал. Главный атрибут – музыкальный центр – особенно интересен 25-летнему Виталию Жукову. Осуждённый за разбой на воле ни разу в отпуске-то и не был: только закончил музучилище – сел в тюрьму. Его срок истекает в 2017 году. За эти годы, рассуждает Виталий, он овладеет навыками игры на гитаре, которую осваивает в клубе ИК-1. Учителей нет, поэтому приходится пользоваться самоучителем. 

Но дисциплину никто не отменяет даже в отпуске, поэтому отбой – строго в 10 вечера, режим един для всех, говорят руководители ИК-1. «Сейчас у нас находится пять осуждённых. А всего за полугодие в данном помещении для отпускников у нас уже отдохнули 136 человек, – поясняет начальник отдела по воспитательной работе с осуждёнными Николай Ножкин. – Но отпуск, конечно, не даёт право встречи с родственниками – это, по сути, освобождение от работ и временное предоставление свободного графика».

12 рабочих дней в году, то есть две недели – законный отпускной лимит каждого работающего заключённого. Неважно, где он трудится: на производстве металлоизделий или в варочном цехе столовой. Так или иначе, большинство из полутора тысяч зэков уверены: когда они освободятся, отпуск не будет им интересен. Почти все мечтают найти работу, чтобы обеспечивать семьи, которые на время их заключения остались без кормильцев. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах