aif.ru counter
2890

Любовь на крови: почему не удается искоренить обычай красть невест

АиФ-СК № 45 06/11/2013

Кровавая бойня произошла недавно в центре Назрани. Трое погибших, скандал на всю страну плюс перспектива кровной мести между двумя влиятельными родами – не слишком ли высока плата за красивый обычай?

Отправной точкой конфликта стало похищение 21-летней Хаги Евлоевой, родственницы майора УБЭП Магомета Евлоева, братьями Богатырёвыми. Эта попытка была уже третьей по счету. Предыдущие не принесли желаемого результата, поскольку семья девушки категорически не признавала возможности такого родства. На этот раз помочь Богатырёвым взялись представители рода Аушевых.

Стороны договорились о встрече. Однако переговоры, даже не успев начаться, переросли в перестрелку в центре столицы Ингушетии посреди бела дня. Судя по кадрам видеозаписи инцидента, попавшей в Интернет, «переговорщики» были настроены именно на такое развитие событий. Иначе как объяснить, что двое молодых людей выскочили из машины навстречу парламентёрам с автоматами в руках?

Правоохранители – полиция и следком республики – категорически отказываются давать оценку произошедшему. Лишь констатируют печальный факт: в результате огнестрельных ранений скончались 28-летний Илез Аушев, 25-летний Джамалейл Аушев и 40-летняя Пятимат Аушева. Женщина, несмотря на идентичность фамилий, оказалась случайной свидетельницей конфликта, подчеркивают в пресс-службе республиканского МВД. Известно также, что задержан участвовавший в перестрелке обэповец Евлоев. Кем он приходится невесте, ставшей невольной виновницей бойни, точно неизвестно. По некоторым данным, он ее отец.

Возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных п. «а» ч.2 ст.105 УК РФ («убийство двух или более лиц») и ч.2 ст.222 УК РФ («Незаконный оборот оружия»). Ход и результаты расследования взяла на контроль республиканская прокуратура.

У соседей:
Ася БАЙРАМУКОВА, с. Учкекен (КЧР): «У нас тоже крадут невест. Но чтобы до крови дело доходило – очень редко бывает. В 90% случаев похищение происходит с согласия девушки. Зачем? Может, родители против этого брака. А кто­то сэкономить на свадебных расходах таким образом пытается. Свадьба по всем канонам – это ведь дорогое удовольствие. Так, когда едут забирать девушку, украшают машины коврами. Чем богаче и знатнее жених, тем больше кортеж. Ковры остаются хозяевам машин. Сторона невесты накрывает столы. Голодным оставить никого нельзя. На следующий день – джыйын. В доме жениха принимают родственников невесты, ее друзей, соседей и т.д. Застолье длится до глубокой ночи. Все разъезжаются. Остается невеста, её келин – жена брата или дяди и двоюродные братья. Их задача – отстаивать её интересы, если хотите – контролировать, чтобы всё прошло гладко в первую брачную ночь. После брачной ночи жених уходит к своим друзьям, чтобы продолжить праздновать. Самая обычная свадьба обходится около 700 000 рублей. У нас, если невесту украли, родственники должны постараться вернуть ее до наступления ночи. Если она переночевала в доме жениха – неважно, была близость или нет – забрать проблематично. Девственность девушки под сомнением. Поэтому, когда девушку похищают с ее согласия, обычно ее сопровождает брат как гарант ее непорочности. Неважно, согласны родители отдать девушку за похитившего ее парня или нет, они в тот же день до вечера едут в его дом. Это называется сыйыргъан. Там ее спрашивают: по доброй ли воле она хочет связать с ним свою судьбу? Если да, то все в порядке, ее оставляют­ отправляют джыйын. Если родители против, они пытаются забрать девушку, ругаются, дерутся. Родственники жениха им противостоят. Это дело чести каждой из двух семей. Бывают, конечно, похищения с приключениями. Например, мы брату крали невесту. Мать её узнала о том, что готовится похищение. Заперла дверь, у входа посадила бабушку. Но невеста так хотела замуж, что перепрыгнула через бабулю подобно горной лани. Схватила ключи и скинула с балкона жениху».

В бой идут старики

Однако Кавказ есть Кавказ. Законы гор здесь спорят с уголовным кодексом. В республике не без оснований опасаются вспышки кровной мести между Евлоевыми и Аушевыми. О серьёзности ситуации говорит то, что переговорщиком между тейпами выступил глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Он посетил село Сурхахи, где живут оба семейства, говорил со стариками и молодёжью.

– Держите ситуацию на контроле, созовите сход села, пообщайтесь с обеими сторонами конфликта, постарайтесь сделать всё возможное, чтобы удержать молодёжь от попытки отомстить, – призвал Евкуров.

Он раскритиковал бездействие местных властей. «Зная, что была днём ранее ссора между молодыми людьми, переросшая в драку и взаимные угрозы и даже по некоторым сведениям со стрельбой в воздух, никто из вас не сообщил об этом в органы правопорядка, вы не имели права ложиться спать, не разрешив ситуацию», – приводит слова Евкурова его пресс-служба.

Он также распорядился тотально проверять весь автотранспорт, въезжающий в Сурхахи, чтобы не допустить провоз оружия, и предложил депутатам снять с должности главу администрации села.

Сейчас два рода пытаются примирить старейшины. Есть ощущение, что надежда осталась только на них.

Точка зрения:
Мовлат­Гирей ДЗАГИЕВ, председатель Общественной палаты Ингушетии: «Это не обычай, а пережиток прошлого. Обычай должен способствовать развитию общества, а не тормозить его. Нужно с младых ногтей прививать понимание, что похищение человека – уголовно наказуемое деяние. Причем преступление считается совершённым с момента ограничения свободы. Посадили женщину в машину, машина тронулась – все: надо заводить уголовное дело… Я, конечно, говорю, о случаях, когда похищают девушек против их воли. Когда умыкание происходит по обоюдному согласию, это не более чем романтический ритуал. В остальных случаях нужны самые жёсткие меры. В советское время в Уголовном кодексе была глава «Преступления, сохраняющие пережитки местных обычаев». За умыкание было предусмотрено наказание в виде трёх лет лишения свободы. Сейчас этого нет. Видимо, предполагается, что Россия автоматически избавилась от этих пережитков. Так вот я считаю, что нужно вернуть статью за умыкание невест и ужесточить наказание».

Согласие обязательно

Напомним, в республиках СКФО официальные власти уже много лет пытаются искоренить традицию похищать невест. В 2008 году ингушские депутаты предлагали закрепить в Уголовном кодексе наказание в виде трёх лет лишения свободы за умыкание женщин для заключения брака. Однако инициативу не поддержали. Успешнее всего борются с традицией красть невест в Чечне, считает председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа Исмаил-Хаджи БЕРДИЕВ:

– Глава республики Рамзан Кадыров в приказном порядке объявил, что похищений просто не должно быть. И его послушали. К тому же там действует серьёзный штраф за такое преступление – миллион рублей. Официальный ислам отрицательно относится к похищению. На самом деле это не больше, чем горский обычай. Коран предписывает юноше, который хочет вступить в брак, заручиться согласием родителей и опекунов своей избранницы.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах