aif.ru counter
184

В чем разница между советским и российским чиновником

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 43. АиФ-СК 23/10/2013

Ему 78 лет. Он каждый день ходит на работу. Пешком. 60 лет подряд. Дисциплина – великая вещь. Отсюда и ясность ума, и прекрасная память. Прибавьте к этому увесистый багаж жизненного опыта, чувство юмора и талант примирять. Сегодня мы беседуем с председателем краевого совета старейшин Алексеем ГОНОЧЕНКО.

Партизанская стройка

– Я начинал в 53-м году участковым агрономом. А потом пошел по комсомольской линии. Секретарем Спицевского райкома. Потом направили в Калмыкию, первым секретарем Целинного райкома. Там получил первую награду – медаль за освоение целины. Женился. Там, в овраге, в нашем домишке родился мой сын, которому в этом году уже 56 лет. .

Наталия Колесникова, АиФ-СК. И что, никакой медпомощи? Вы ж были не последним человеком?..

– Да нашлась женщина, которая когда-то работала не то медсестрой, не то уборщицей в больнице. Ничего же не было. На голом месте создавали район... После вернулся в край. Перешел на партийную работу. Я ведь, Наташ, строил город Изобильный…

– Знаю. О вас там добрая память осталась. А каким было это село?

– Сказать, что было плохо, ничего не сказать. Ни одной лампочки на улице. Ходили в резиновых сапогах. Запущенное было село... Отстраивали его по-партизански.

– Как это?

– А так. Нужна городу больница. Я проект заказал, а денег на стройку нет. Потом поехал в министерство газовой промышленности СССР денег просить. Пришел к министру. Он говорит: «Да, давай, молодой человек. Ты готовь документацию, на следующий год рассмотрим». Я говорю: «Можно я на секунду выйду?» И заношу чемодан с готовыми документами. Вынужден он был пригласить своего зама по финансовым делам, получил я деньги.

Еще был случай. Дали нам денег на 32-квартирный дом. Мы его построили, и я дал команду строить такой же на другой стороне улицы. Приезжает инспектировать председатель крайисполкома, тогда Попов был, Дмитрий Петрович. Спрашивает: «Это что такое? Тебе ж средства на один дом выделили!» А я говорю: «Да я думал, вы и со вторым поможете. Дело-то хорошее». «А если мы тебя посадим за самоуправство?» – «Ну, тогда камеру на южную сторону буду просить и чтобы передачки носили» (смеется). Много дорог тогда тоже построили…

Как Изобильный стал Изобильным

– Вот, кстати, о дорогах. Почему в крае эта отрасль стала «черной дырой»?

– На первой встрече с новым губернатором мы от лица совета старейшин ему сказали: есть в крае министерства, с которыми можно работать. Но дорожное – первое в списке со знаком минус. Нельзя подбирать людей по принципу «друг-брат-сват». Толку не будет. В советское время росли по профессиональным качествам. Точно тебе говорю. И меня никто не продвигал. Отец и четыре родных дядьки в войну погибли. В техникум я поехал учиться в рваных галошах и шерстяных носках. Это в августе-то месяце. Потому что других просто не было.

– Чего же не хватает нынешним чиновникам?

– Шевелиться надо. Не штаны протирать в кабинете, а выезжать, деньги выбивать. Почему из всех субъектов Северо-Кавказского округа мы получаем меньше всего помощи из центра? Раньше была система такая: едет председатель крайисполкома в Москву, мы следом цепляемся, тащим его к тому министру, к другому, третьему, в госплан. За одну поездку кучу вопросов по своим территориям можно было решить. Вот по тому же Изобильному. Начальник отдела в Госплане, который нас курировал, категорически не хотел это название оставлять. Я тогда хватаю Попова, идем прямиком к председателю госплана Советского союза. Попов ему говорит: «Слушай, тут дело маленькое – завизировать надо». Ну, он и расписался – не глядя. Так Изобильный стал Изобильным. А то придумывали черт знает что: Сарматск, Ссыпное, Рассыпное, Лопатинск…

– Зачем люди тогда шли во власть? Сейчас, есть ощущение, идут лишь за персональным благополучием…

– На первом плане сейчас «мое», «мне». А раньше было: с людьми и для людей.

Если считать в зампредах

– Алексей Алексеевич, ваше поколение стремилось построить лучшую жизнь. Не обидно, что разом все перевернулось? Что было хорошо, стало плохо…

– Ты знаешь, я заметил, к нашим руководителям все же начало приходить понимание, что нельзя было отметать все советское наследие без разбору. Взять хотя бы патриотическое воспитание. По-нашему предложению в ставропольских школах увеличили количество часов на изучение периода Великой Отечественной войны. Мы направили такое требование и в Госдуму РФ, и в федеральное правительство. А то смотри, что получается. Накануне 9 мая я побывал в 18 учебных заведениях: школах, вузах, техникумах. Молодежь очень интересует, как тогда было. Только на вопрос: когда началась ВОВ? – из десяти один правильно отвечает. – Когда закончилась – 9 мая, – все говорят. – А какого года? Молчок. Поражают случаи, когда руководители учебных заведений препятствуют встречам ветеранов с молодежью. Боятся, чтобы старики лишнего не сболтнули. Мы таких вещей, конечно, не спускаем, разбираемся.

– Есть мнение, что о ветеранах вспоминают раз в год, ближе к 9 мая. Чего им не хватает остальные 364 дня в году?

– Душевности и теплоты. Вот смотри: сейчас верстается краевой бюджет. Собрались сокращать расходы на сестер милосердия – это я так называю социальных работников, тех, кто обслуживает ветеранов на дому. Стирают, убирают, полы моют, добрым словом перекинутся. Так вот, получается, раньше такая «сестра» пять человек обслуживала. А сейчас ей делают нагрузку – 10. Раньше она 2,5 часа была у ветерана, а теперь не больше часа будет. Я пошел в правительство с этим вопросом. Там мнутся: дефицит бюджета и все такое, надо же кого-то сокращать. Я тогда сказал бывшему председателю правительства Ковалеву (сейчас первый зампред правительства края – Авт.): «давайте замов ваших сократим, их аж девять штук. Одного сократим – 15 соцработников восстановим». Кстати, врио губернатора уже начал сокращать штат аппарата правительства. Правильно делает.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах