aif.ru counter
193

Коснувшись неба. На КМВ выпустили книгу об отце русской авиации

АиФ-СК №3 14/01/2015

Авторы книги «Коснувшись неба» – сын легендарного авиаконструктора Николай Сикорский и профессор Александр Портнягин. Александр Дмитриевич рассказал корреспонденту «АиФ-СК», как шла работа над первым изданием об изобретателе с мировым именем, создавшем в России дальнюю авиацию и первый вертолёт – в Америке.

Только вперёд

– Что стало для вас открытием в ходе работы над книгой?

– Об изобретениях Игоря Ивановича написано много, но ни в США, ни в России нет книги о нём, как о личности. С моим большим другом – одним из сыновей Игоря Сикорского, Николаем, мы часто и подолгу говорили о его отце. Николай открыл самые сокровенные уголки семейного архива и стал соавтором книги, тепло поддержав мою идею. Раскрыть образ русского гения мировой авиации – часть нашего замысла. Мы стремились показать исключительную силу воли Игоря Ивановича и постоянство в достижении поставленных целей. Он шёл к ним через нескончаемую череду «невозможностей». Девиз всей жизни Сикорского – «Идти вперед, никогда не сдаваться». В России к его изобретениям поначалу относились с недоверием, но он упорно добивался своего, получив в итоге поддержку самого государя-императора. В США же, где он голодал и перебивался случайными заработками, начал с чистого листа, практически с нуля доказывая свою состоятельность как конструктора. Открытием для меня стало то, что великий Сикорский был любознательным путешественником, великолепным музыкантом, глубоким исследователем истории древней и современной.

Сикорский был очень набожным человеком. Да, после насильственной смены строя он вынужден был покинутьо родину, но сохранил на чужбине верность великому русскому языку и великой русской культуре.

Дорогами Сикорского

– Какие истории, встречи, события связаны с этой книгой?

– Работа над книгой длилась более трёх лет, но поиск материалов, записи воспоминаний, погружение в архивные документы начались гораздо раньше. Я стремился познакомиться с теми местами, которые любил Игорь Иванович. Побывал в Пустыне искушения в Израиле, на вулкане Парикутин в Мексике, на аэродроме Жювиси под Парижем, в австрийских Альпах, на мемориальном аэродроме в Кити-Хок. Я был в монастыре Русской православной церкви за рубежом в Джорданвилле, в русской деревне Чураевка в штате Коннектикут. Прикасаясь к этим местам, я хотел лучше понять дух и натуру гения, навсегда вписанного в историю мировой авиации. В одном из таких мест, на горе Менсфильд, я понял, почему Игорь Иванович так любил привозить сюда семью – природа вокруг напоминала ему Россию.

Я нашёл детей его дочери от первого брака – Татьяны. Встреча с её старшим сыном Борисом фон Йорком оказалась очень трогательной. Николай настоял на совместном визите, прежде с семьёй сводной сестры они не общались по разным причинам.

Я страшно волновался, но напрасно – дядя и племянник проговорили почти 3 часа. Борис признался, что многое узнал о своём знаменитом деде и многое переосмыслил. Я ликовал – мне удалось соединить родных людей!

Моими соратниками при создании книги стали выдающиеся советские и российские военные летчики, легенды нашей авиации – Василий Решетников, Петр Дейнекин, Владимир Дейнека, Анатолий Жихарев, Михаил Опарин. Для асов неба имя Сикорского и его самолёт-легенда «Илья Муромец» – не просто часть истории. Это знак триумфа русского воздушного флота. Книга даст ответы на вопросы тем, кто сегодня болеет за Россию.

Через тернии

– Споров с соавтором не возникало?

– Я настаивал на том, чтобы показать образ ближайшего друга Игоря Сикорского – всемирно известного американского аса Чарльза Линдберга в справедливом, на мой взгляд, свете. Последний считал, что настоящим американцем может быть человек, в котором нашли воплощение черты и таланты людей, представляющих три страны: Англию, Францию и Германию. Забыл Линдберг, по его собственному признанию, всегда чувствовавший одиночество в американском обществе, что единственный его друг – это до мозга костей русский человек – Игорь Сикорский. Николай посчитал, что в отношении Линдберга я резок. В остальном мы были единодушны.

– Как вы определяете жанр повествования и будет ли у книги продолжение?

– Назвать издание биографией было бы неверно, мы постарались коснуться политической ситуации того времени, исторических событий. И ещё мы очень хотели рассказать о трудностях, которые преодолевал изобретатель. Ведь принято рассказывать об успехах и достижениях великих людей, но сколько им предшествует неудач и непонимания! Сикорский говорил: «Главное в авиации – не умереть с голоду». Он создавал свои самолёты вопреки препятствиям, неверию, порой оперировал ещё не открытыми законами физики и математики, опираясь на свою интуицию, она у него была просто невероятная. Я несколько лет работал в архиве Игоря Сикорского в штате Коннектикут, знаю, что и в семейных архивах хранится много его работ, в том числе философских и художественных произведений. Эти труды несомненно будут востребованы – они ещё ждут своего часа.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах