aif.ru counter
59

"Час танго" Анны Марли

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29. "АиФ - Псков" 21/07/2010

Она выросла во Франции, где популярность ее, признание и уважение связаны в первую очередь с "Маршем партизан", ставшим гимном Сопротивления в годы борьбы с фашистской оккупацией. Спустя два года после Победы вместе с верной подругой-гитарой она начала яркое турне по миру, отправившись в 1947-м в Бразилию.

Бразильская любовь по-русски

Позже в своей книге "Стихия песни" Анна Юрьевна напишет: "Рио-де-Жанейро в сороковых был восхитителен. Мы выходили из ада войны... недоедания...скудости...угроз.., а здесь ничего этого не было". Сюда стремились многие беженцы из опаленной фашизмом Европы, здесь собирались и дважды беженцы - в русской колонии Анна встретила старых и новых друзей, пела у рояля, "покрытого шалью любимой тетки Лены, бывшей фрейлины императрицы". Здесь она обрела большую любовь своей жизни - Юрия Смирнова, с которым прожила счастливо много лет.

- Из знойной распаренной Бразилии, где Анна Юрьевна выступала на нескольких концертных площадках, она отправилась в Аргентину. Климат там был более комфортным и жить в этой стране им с мужем Юрием, талантливым инженером, советовали русские друзья, - рассказывает Валентина Имтосими, директор кисловодского музея "Благодать", на базе которого несколько лет назад был создан "Театр Русской Эмиграции", носящий имя Анны Марли.

Центром русской колонии на "родине танго" был пансион Владимира Лежнева (он, к слову, позже помог Анне с открытием театра в аргентинской столице). В нем в то время жили и столовались белоэмигранты, а после 1945-го их, спасавшихся от коммунизма, еще больше нахлынуло из Европы. Они наполнили светскую жизнь Буэнос-Айреса "русской оригинальностью и фантазией", отметит позже Анна Юрьевна. "Кормили по-московски: обед из трех или четырех блюд - рыба, птица, жаркое. Готовила доктор философии, но все думали - доктор кулинарии". Что здесь теперь, в этом русском пансионе на улице Флорида? Сохранился ли он?

- Мы надеемся найти людей, которые помнят Анну Марли, возможно, живы дети тех, кто слышал ее песни, общался с ней, работал, дружил, - говорит Валентина Имтосими.

С ней в экспедицию в Южную Америку на поиски свидетельств пребывания Анны Марли отправился профессор Александр Портнягин (США), супруг и единомышленник. Он много беседовал с Анной Юрьевной в последние годы ее жизни, записывал воспоминания певицы.

- Она была удивительно современным человеком, интересовалась политикой, особенно событиями в тех странах, где она в свое время побывала, - рассказывает Александр Дмитриевич. - Начитанная, с широким кругозором, она не замыкалась в искусстве, в своей профессиональной сфере. Мне, как политологу, было очень интересно с ней общаться, мы, случалось, спорили, но во многих суждениях совпадали, особенно в отношении внутренней и внешней политики США.

"Осторожно, медведи!"

Марли считала, что американское общество отказалось от многих важных ценностей, особенно духовных. Это было некое противопоставление её любимой России, так жестоко поступившей с целыми поколениями, но все-таки любимой. Анна Юрьевна всегда ощущала себя русской. И мечтала жить в России. Ее домик на Аляске был устроен по-русски, как она это помнила благодаря маме и няне. У входа - предостережение на русском: "Осторожно, медведи!". С чувством юмора у певицы и артистки было все в порядке. Как и с родным языком, ведь дома говорили только на русском. "Речь у Анны Юрьевны была невероятно образная, мелодичная, она знала множество пословиц и поговорок, - вспоминает Валентина Петровна. - Надеялась переехать в Кисловодск, мы даже билет для нее заказали, но не случилось - Анны Марли не стало..."

Александр Дмитриевич рассказывает о ее уважении к журналистам, даже в своем будущем кисловодском доме она просила устроить гостевую комнату для "мастеров пера": "Говорила, что приезжать будут из разных стран, ведь о ней много писали. В том числе и в Южной Америке".

Здесь, в Аргентине, в конце 40-х появился сначала "Клуб Богемы", а затем "Музыкальный театр Анны Марли". Пресса проект хвалила - "родился новый фольклор".

Идея, как признавалась сама Анна Юрьевна, теплилась давно, под впечатлением рассказов матери о выдающемся режиссере эстрадного театра Балиеве (Бальянце), чья "Летучая мышь" гремела в России и затем в эмиграции...

Марли ворвалась в Буэнос-Айрес - влюбленная, увлеченная, с жаждой новых впечатлений. Ее "час танго" продлился несколько лет. Она впитывала сочный аромат смешения красок разных культур - потомков испанских идальго, местного фольклора, эмигрантских мотивов. "Мы хотим своими глазами увидеть все то, что видела и о чем написала Анна Юрьевна, а находки и воспоминания станут продолжением ее книги, ее "Стихии песни"...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах