24

Неоднозначность перемен

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4. "АиФ на Мурмане" 27/01/2010

Известие о том, что на юге России появилась новая административная граница, для многих его жителей стало полной неожиданностью.

И, естественно, как к любым нововведениям, суть которых никто не собирается разъяснять, отношение к этому факту (особенно это касается жителей Ставрополья, оказавшегося в пределах Северо-Кавказского федерального округа) весьма настороженное. Новым человеком для населения региона оказался и назначенный полпред - Александр Хлопонин. И чтобы заполнить информационный вакуум, мы обратились к экспертам.

Из края в край

Доподлинно узнать, что представляет собой Александр Хлопонин как руководитель, можно было, лишь пообщавшись с тем, кто не понаслышке знаком с плодами деятельности бывшего Красноярского губернатора. Нам удалось связаться с Сергеем Жабинским - депутатом городского совета города Красноярска:

- Руководство страны сегодня четко определило, что хочет от Северного Кавказа, - выйти из состояния контр-террористической операции, которая де-факто продолжается. И уйти в режим социально-экономического развития.

В этой связи нужно понимать, что значит Хлопонин для Красноярского края. Человек пришел в регион в 2002 году, когда бюджет края составлял 24 млрд рублей. Сейчас эта цифра достигла 150 млрд рублей. Александр Геннадьевич смог воплотить в реальность то, о чем предыдущие руководители даже не мечтали. Он запустил массу инвестиционных проектов на территории Приангарья, решил вопрос достройки Богучанской ГЭС, строительства железной дороги Курагино - Кызыл, основания Сибирского федерального университета именно в Красноярске. Одним словом, за семь лет он решал все поставленные перед ним социально-экономические и политические задачи. И - никто не станет с этим спорить - решал их эффективно.

Сейчас одна из самых серьезных проблем на Северном Кавказе отчасти схожа с той, что была в свое время в Красноярском крае. Необходимо возрождение экономики и, прежде всего, промышленности. Некая вторая индустриализация. И вот приходит человек, который настроен на экономику, на развитие, при этом он умеет выстраивать отношения, договариваться (Хлопонин уникальный дипломат, родившийся в семье дипломата). И если сопоставить все его качества и задачи, которые ставятся перед ним, тогда его назначение видится вполне логичным.

Завоевать авторитет Хлопонину, конечно, будет тяжело. Бесспорно, ему было бы гораздо легче, возглавь он любой другой федеральный округ. Но в отличие от качеств любого силовика, который привык жестко решать задачи, в условиях Северного Кавказа именно его дипломатические способности имеют очень большое значение. Он молодой, амбициозный, никогда не рубит с плеча и никогда не делает преждевременных выводов. Очень ценит людей своей команды, у него много толковых специалистов, поэтому если кого-то из своего окружения он подтянет к вам в регион - это будет только на пользу.

Сказать, что здесь, в Красноярске, многие люди сожалеют о его переводе на другую должность - значит действительно сказать правду. Есть, конечно, и те, которым в принципе все равно. Всеобщей любви, обожания и чинопреклонения - наверное, такого нет. И, что очень важно, он не незаменимый человек для Красноярского края. И эту систему "заменяемости" он сделал своими руками, переформатировав исполнительную власть и создав солидный кадровый резерв. В этом смысле не жалко, что он уходит, а даже приятно, что человек получает то, что заслуживает - повышение.

Поводы для скепсиса

Куда менее оптимистичной выглядит точка зрения на ситуацию Сергея Маркедонова, кандидата исторических наук, заведующего отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа:

Решение о создании Се-веро-Кавказского федерального округа возникло спонтанно. Не было никакого серьезного экспертного, думского, общественного обсуждения. Такое абсолютно кулуарное решение. К тому же непонятны критерии, почему возглавлять округ назначен Хлопонин? Да, это эффективный менеджер из Сибири. А насколько привычные ему бизнес-схемы применимы на Кавказе, где немалое значение играют знания по вопросам безопасности и жесткая воля? Насколько он вообще знает Кавказ с его сложнейшим клановым устройством?

Есть и другие вопросы, уже технического свойства. Новый чиновник будет одновременно подчиняться и президенту, и правительству. И стоит понимать, что правительство не черномырдинского времени. Что бы там ни говорили про тандем, как известно, королей играет свита. Я как историк знаю российские бюрократические традиции: любая аппаратная система претендует на первенство, а не идет на компромисс. То есть две аппаратные свиты будут тянуть нашего чиновника в разные стороны. Будет ли он в этих условиях эффективен?

Много вопросов к нарезке округа. В него вошел Ставропольский край. Но почему не вошла Адыгея, которая имеет очень много общих проблем с Кабардино-Балкарией и Карачаево-Черкесией? Не вошел Краснодарский край, который граничит с Абхазией и имеет выход к Черному морю. Почему?

Столица нового округа в Пятигорске. Но ведь Северо-Кавказский военный округ базируется в Ростове. Там же расположено командование внутренних войск, руководство региональной таможни, ФСБ. Смогут ли эти структуры в новых условиях эффективно координировать свои действия?

Вопросов больше, чем готовых ответов. И есть опасение, что ответы могут так и не появиться. Мы уже привыкли, что Северный Кавказ существует в двух реальностях. Одна виртуальная, где "Единая Россия" набирает 90% голосов. Другая - реальная, где каждый день что-нибудь взрывается. Поэтому несложно предположить, что появится много пиаровских проектов с большими бюджетами по раскрутке нового полпреда, а реальность при этом не претерпит сильных изменений.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах