aif.ru counter
29

Неугасимая душа

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49. АиФ - Великий Новгород 03/12/2008

75 лет назад, 21 ноября 1933 года, перестало биться сердце выдающегося кавказоведа и общественного деятеля Г.Н. Прозрителева. Остается удивляться тому, что он - дворянин, хоть и с революционным прошлым, откровенный противник советской власти, сторонник генерала Деникина - умер в своей постели.

Родной город Ставрополь не без горечи простился с Григорием Николаевичем. Но, собственно, со дня похорон и началась эпоха забвения человека, некогда ярко обозначенного в культурном пространстве не только колониальной окраины империи, каковой являлась Ставропольская губерния, но и России в целом.

Исследователь, бунтарь, защитник

Любимое и главное детище всей долгой жизни Прозрителева - это созданный им музей Северного Кавказа. Перед его пытливым умом лежало непаханое поле: исторические, археологические, этнографические, геологические целины. Еще в конце XIX - начале XX веков недавно присоединенные южные территории являли собой "землю незнаему". И все же Григорий Николаевич мог уже считать себя в каком-то смысле аборигеном. Дед его, служивший в мушкетерском полку, в 1811 году переехал из Тифлиса в Ставрополь, где и появился на свет 16 марта 1849 года кавказовед и просветитель.

Своеобразным толчком к изучению прошлого отчего края для Прозрителева послужило важное политическое событие, ускорившее окончание изнурительной Кавказской войны, - в 1859-м пленили Шамиля. Десятилетний Григорий увидел легендарного имама, которого привезли в Ставрополь. Окрестности этого города тоже хранят тайны, которые он мечтает разгадать. А еще неизменное чувство ответственности, ностальгически покаянное. Оно в этих словах Прозрителева: "Все эти остатки прошлого и развалины смотрят с укором на нас, русских, взявших Кавказ в свои руки. Эти свидетели отдаленных времен зовут к себе исследователя, чтобы рассказать ему историю погибшего народа".

Обостренное стремление к социальной справедливости приведет Григория Николаевича на юридический факультет столичного университета, а затем и в кружок "чайковцев". Он отправляется "в народ" - в станице Старопавловской открывает лавку и ведет пропагандистскую работу. За что схвачен и посажен в ставропольскую тюрьму, правда, на несколько дней. Без таких эпизодов тогда не обходилась биография ни одного передового джентльмена в России.

Но все же Григорий Николаевич вовремя одумался и сумел обуздать свой пылкий нрав. Он поступил на службу в окружной суд и стал присяжным поверенным (адвокатом). В его ведении были в основном дела инородцев губернии: туркмен, ногайцев, калмыков. Прозрителев неизменно защищал их, неграмотных, плохо владеющих русским языком.

Он разъезжал по селам, улусам, аулам и кочевьям, знакомился с бытом и культурой этих народов.

И зачастую служебные поездки превращались в этнографические экспедиции. Увиденное анализировалось в статьях и заметках, а собранный вещественный материал систематизировался. А вообще Г.Н. Прозрителев участвовал в деятельности 30 общественных объединений: помогал бедным, открыл народный театр и библиотеку, боролся с пьянством и оползнями, покровительствовал животным, издавал первую в регионе частную газету "Северный Кавказ". А также он был помощником председателя губернского статистического комитета, под эгидой которого и организуется в 1905 году краеведческий музей. В основе его - личные коллекции и приобретения Григория Николаевича и его сподвижников. Одна из целей существования этого учреждения - сохранение туземных ценностей.

Буквально накануне революции 1917 года Прозрителев начал работать над планом расширения своего музея и архивной комиссии. Причем он ни у кого не просил дополнительных средств, а, как это бывало не однажды, вложил совершенно безвозмездно свои личные сбережения и предложил под "дорогие учреждения" участки земли, принадлежавшие его семье. Весьма странно нам, свидетелям хищнических приватизаций, читать о том, что кто-то отдал в пользу всех свое, а не "прихватывал" то, что некогда принадлежало всем.

Окаянные дни

Но все же наступили эти недоброй памяти окаянные дни. Красноармейцев расквартировали в музее Северного Кавказа. Прозрителев в ужасе: ребятки забавляются тем, что разбивают и сбрасывают в колодец древние каменные изваяния. Григорий Николаевич шлет телеграммы Троцкому. Неожиданно получает поддержку: "Не трогать и не разорять музеи!" С помощью А.В. Луначарского ему удается спасти от уничтожения несколько церквей. Но Прозрителев не смог уберечь в целости свой музей. В 1927-м его сольют с городским музеем, созданным в Ставрополе нотариусом Г.К. Праве. Конечно же, без больших потерь не обошлось. И долгое время основателем музея считался исключительно Г.К. Праве, тоже очень достойный человек и просветитель, при этом имя Прозрителева было полностью вычеркнуто из краеведения.

Возвращение

Но, к счастью, именно на примере Прозрителева мы убедились, что рукописи действительно не горят, а светочи не гаснут. Помогла перестройка. В конце прошлого столетия объявился из Москвы внук позабытого кавказоведа, и при горячей поддержке директора музея Н.А. Охонько, а также местной интеллигенции началась кампания по возрождению научного и творческого наследия Прозрителева. В 1990-м краеведу - первому из представителей еще дореволюционной интеллигенции - присваивается звание почетного гражданина города Ставрополя. В 1993-м на вывеске музея появляется его имя как основателя этого учреждения наряду с именем Г.К. Праве. Разумеется, найдено и место захоронения неутомимого исследователя на Успенском кладбище. На могиле установили достойный памятник. И в 1994-м здесь отслужил молебен сам Патриах Московский и всея Руси Алексий II при посещении им Ставрополя.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах