111

Аграрии Ставрополья нуждаются в поддержке

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 20. АиФ-СК 15/05/2013
Фото: АИФ

 Легендарное сельхозпредприятие, флагман, хозяйство высокой культуры земледелия. Этими и другими не менее громкими эпитетами не раз награждали СПК «Колхоз-племзавод «Казьминский». Хозяйство и по сей день подтверждает своё лидерство сельхозпроизводителя не только на Ставрополье и Кубани, где находится часть его подразделений, но и в масштабах всей страны.

Наш приезд на предприятие в канун празднования Дня края понятен. Где, как не здесь, посмотреть со стороны и на успехи российского АПК, и на общие для аграриев проблемы?

Вся выгода - продавцу

Разговор с руководителями крупных хозяйств и фермерами чаще всего начинается с обсуждения погоды. А как иначе, если судьба будущего урожая напрямую зависит от благосклонности «небесной канцелярии»?

 

Сергей Шумский

 

- Очень нужны дожди, а у нас пока сушь, - сетует председатель колхоза Сергей ШУМСКИЙ. – Если ситуация не изменится, могут быть и проблемы с будущим урожаем.

Опасения понятны. Вложения в производство идут по максимуму. И в прошлые годы здесь использовали высокозатратные аграрные технологии. В этом – решились на ещё большие расходы, чтобы внести дорогостоящие удобрения, средства защиты растений. Поэтому любые недобрые капризы природы – удар по экономике.

Королевой казьминских полей всегда называли сахарную свеклу. Эта культура и сейчас остаётся визитной карточкой колхоза. Однако в этом году руководству пришлось пойти на шаг, беспрецедентный для этого хозяйства: посевы сладкого корня сократили на две трети (было 5100 га, посеяли - 1800 га).

- Пусть другие говорят, что на сахар будет хорошая цена, - поясняет Сергей Александрович. – Но заводы по переработке свеклы ставят нам такие кабальные условия, которые не оставляют другого выбора.

Показательный факт: в прошлом году половину урожая пришлось «пожертвовать» в пользу переработчика, а ещё часть из оставшейся половины – продать по себестоимости и даже ниже.

Недетские игры

С зернопроизводством положение тоже непростое. В прошлом году цена на пшеницу была выше, чем в предыдущие, но и недобор урожая солидный. Ситуация напоминает детские качели: вал зерна повысился – цена упала вниз, снизился урожай – выросла цена. Вот только игры эти далеко не детские: слишком многое стоит на кону. Не случайно въезжающих в Казьминское многие годы встречает надпись: «Живи, Отечество, спокойно, пока в селе крестьянин есть». Громкая фраза - суть истинной роли сельхозпроизводителей.

Что происходит на деле? Скупщики зерна научились весьма умело использовать ситуацию на мировом рынке в свою пользу. Их «философия» проста: зачем собирать по копейке, если можно «грести» рублями, долларами, евро со многими нулями. Именно они контролируют выходы в порты, да и пропускная способность этих «окон» не позволяет аграриям выступать реальными участниками мирового рынка. В корне изменить ситуацию, чтобы выгоду получали, в первую очередь, не продавцы, а производители сельхозпродукции, которые на деле развивают аграрный сектор, - забота государства. Пока не будет изменений на уровне политических решений, механизмы ВТО в России не заработают. Хочется верить, что это дело времени...

Не верят, но надеются

Сельхозпроизводство - что птица о двух крылах: одно – растениеводство, другое – животноводство. Но если раньше обе отрасли развивались практически в одном ключе и темпе, как части единого организма, то теперь картина иная.

Судите сами. Животноводство по определению и  во всем мире является отраслью дотационной. Тем, кто занят производством молока и мяса, на Западе выплачивают солидные компенсации. Там понимают, что именно эти люди кормят страну.Продовольственная безопасность - в числе приоритетов государственной политики.

В незапамятные времена так было и в России. Сейчас же наши производители мясной и молочной продукции брошены в водоворот самовыживания. Те немногие хозяйства, которые решились сохранить животноводство, вынуждены укреплять надломившееся «крыло» за счёт растениеводства, буквально «выкачивая» прибыль из более стойкой отрасли.

Прорывом в молочном животноводстве мы называли в своих публикациях тот производственный рост, которого удалось добиться в СПК «Казьминский». 40-процентный скачок по удоям обеспечило не увеличение поголовья, а применение новых технологий содержания и выращивания, разработка совместно с учеными схемы питания и переход на однотипное кормление. Но результат не принёс ожидаемой радости. Камень преткновения тот же, что и во всём сельском хозяйстве: нет достойной цены на продукцию, и даже растениеводство уже неспособно стать действенным рычагом поддержки для смежной отрасли. А государственные дотации в должном объёме – как несбыточные мечты: в них никто не верит, но в тайне все продолжают надеяться на чудо.

- Раньше хорошую прибыль давала сахарная свёкла, за счёт чего мы, собственно, и проводили реконструкцию. Но в нынешней ситуации о планах на дальнейшую модернизацию МТФ говорить не приходится, - резюмирует председатель.

Пустить под нож весь скот – такой выбор давно уже сделали многие руководители хозяйств. Мы попросили Шумского назвать причину, почему «Казьминский» продолжает тянуть ярмо каждодневных денежных трат и забот, связанных с животноводством? Ответ был краток: люди. Не будет работы – вымрет село.

Под грузом проблем

Любое сельхозпроизводство, даже самое современное и высокотехнологическое, - это непростой труд. Корове не объяснить, что сегодня праздник или выходной. Как и прежде, в четыре утра доярки идут на работу. Если где-то недосмотр – жди снижения удоев. Уборка урожая в XXI столетии всё так же идет от зари до зари. Пусть лошадей заменили железные кони – суть остаётся прежней. К слову, машинно-тракторному парку колхоза впору позавидовать: всё благодаря тому, что руководство в своё время обновило технику. Поэтому и условия труда здесь максимально комфортные даже в тяжёлую уборочную страду.

- Не могу сказать, что мы когда-то чувствовали мощную поддержку, - говорит Шумский. – И при Советском Союзе всё строили на колхозные деньги: дороги, клуб, школу, детский сад... Но теперь тяжело вдвойне: «в почёте» торговцы, а не производители.

Чтобы удержать кадры, мало поднять зарплату, при том что ежегодное повышение денежных выплат работникам, можно сказать, казьминская традиция. Люди не останутся в деревне, если невозможно получить медицинскую помощь, если не будет куда повести учиться ребенка, нет спортивных и культурных учреждений, если по дорогам проехать можно только на тракторе. Руководство колхоза понимает это, постоянно выделяя средства на школу, больницу, оказывая поддержку спорту. Однако в современных условиях выживания предприятие попросту не в силах взять на себя весь груз социальных проблем.

Государство же словно позабыло о сельских территориях. Впору задумываться о том, а нужны ли крестьяне России вообще? В европейских странах, США, Австралии, Канаде фермеры чувствуют заботу, понимают, что они необходимы стране. И пусть кто-то трудится на девяти гектарах, а кто-то на 70, все получают реальную отдачу. Справедливости ради заметим, что и к работе там относятся принципиально иначе: трудятся с куда большим рвением. Но возможно и работают так именно потому, что благодаря соответствующему отношению государства они чувствуют собственную значимость?

- Государство существует для людей, а не люди для государства, - констатирует Сергей Шумский. – О том, насколько важно развивать аграрный сектор, я говорю не потому, что сам занимаюсь сельхозпроизводством. Просто с возрастом начинаешь по-другому смотреть на многие вещи. Начинаешь задумываться о будущем. О том, каким оно должно быть и что нужно делать для того, чтобы следующие поколения жили лучше, чем мы, были счастливее во всём - и в семье, и на работе, и в труде, и в отдыхе.

Накануне Дня Ставрополья хочется пожелать, чтобы наш аграрный край всегда оставался житницей России, сельхозпроизводителей радовала и погода, и достойная цена. А называться человеком труда было по-настоящему почётно.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах