aif.ru counter
85

Сергей Шумский: «Работать стало тяжелей»

Каждый раз, когда приезжаешь в СПК колхоз – племзавод «Казьминский», настраиваешься по-особому. Лидер он и есть лидер. На него все смотрят более пристально, сравнивают себя с ним, изучают, перенимают опыт и, чего греха таить, равняются на него. Такое отношение к предприятию не только в крае, но и в целом по России. Поэтому каждый материал о легендарном хозяйстве вызывает повышенный интерес у наших аграриев. Рассказать, чем сегодня живет хозяйство и подвести общие итоги прошлого года, мы попросили председателя СПК «Казьминский» Сергея Шумского.

Ноу–хау по-русски

- Сергей Александрович, как вы оцениваете результаты прошлого года?

- 2010 год мы закончили неплохо. Продукции реализовано на 1 млрд 525 млн руб. Полученная прибыль составила 487 млн руб. В прошлом году мы получили значительно больше зерновых, колосовых культур (свыше 80 тыс. т), более 15 тыс. т кукурузы, 325 тыс. т семенной и товарной свеклы. То есть показатели улучшены не только в денежном, но и в количественном выражении. Но молока в прошлом году мы надоили на 800 тонн меньше. На данный момент эту ситуацию заметно выправили: если в прошлом году в это время надои составляли 27–28 т в сутки, то в этом году 35-36(!!!).

- Впечатляющий показатель! За счет чего?

- Понятно, что не просто взяли и надоили. Это результат комплексного подхода к улучшению кормовой базы наших животных. Мы активно и маштабно работали в этом направлении. Доделали кормоцеха, поменяли кормосмесители и рацион кормления, ввели новые добавки, перешли на однотипное кормление и очень серьезно усилили контроль за его качеством. Провели большую работу с коллективом, разработали индивидуальные план-задания. Постоянно действуем в тесном контакте с аграрным университетом. Это как раз тот случай, когда наши возможности и рекомендации ученых совпали.

Как говорится, «теория, мой друг, суха, а древо жизни зеленеет». Мы просто подработали рацион, навели соответствующий порядок, и результат налицо – в целом надои по району понизились, а наш молочный вклад в кочубеевскую копилку составил более 50%. Край производит в сутки 312 т молока , а мы 35. Как видите, мы не изобретали никакого ноу-хау, и больших секретов здесь нет. Нужно всего лишь более грамотно подходить к процессу кормления. Все дело в отношении, и конечно, в финансовых возможностях, но самое главное, чтобы эти вложения в полной мере доходили до животных. У многих хозяйств эти резервы есть, нужно только правильно ими воспользоваться.

Коллектив на весь год заготовил сено и сенаж, закуплены белковые корма – рапсовый шрот, сейчас докупаем белковую массу для эффективного откармливания телочек и телят. Стремление у нас одно – сделать отрасль действительно рентабельной, чтобы она могла развиваться не как придаток растениеводства, а как самостоятельное, самодостаточное направление. Отрасль, в которой люди смогут зарабатывать деньги, а не то, что имеют на сегодняшний день. Считаем, что мы сегодня на правильном пути и не бросились сразу в селекцию. Но при этом не сбрасываем со счетов генетику, собираемся приобрести телочек-нителей за границей. Сегодня определяемся, со страной-поставщиком. Есть сегодня вопросы, ответы на которые мы постоянно ищем. Почему самые продуктивные коровы, дающие наибольший удой, первые и уходят? Или чем выше удойность коровы, тем ниже приплод? Малодойные коровы стабильно дают телят, а лучшие по надою этим качеством обделены и их приходится раньше сдавать. Как положительно повлиять на эту негативную закономерность, мы пока не знаем. Поэтому встречаемся, разговариваем с коллегами, посещаем их фермы, изучаем весь передовой опыт. В частности, мы частые гости в СХП «Россия»(председатель Сергей Пьянов), в СПК колхоз имени Ворошилова(председатель Сергей Таранов). В этих, да и во многих других хозяйствах есть чему поучиться, есть что перенять в культуре производства.

- Год назад вы стояли перед дилеммой: быть или не быть в хозяйстве животноводческой отрасли… Изменилась ли сегодня постановка этого вопроса?

- Эта проблема осталась висеть дамокловым мечом над всеми, кто сегодня занимается молочным животноводством. Конечно, наши сегодняшние результаты вселяют осторожный оптимизм. Но, по большому счету, мы пытаемся сами себе доказать, что игра стоит свеч. Стабильности в отрасли при недостаточном внимании государства как не было, так и нет.

Впереди летний период, и за счет зеленых кормов количество надоев, естественно, увеличится. Как следствие – цена на молоко может упасть. Поэтому для того чтобы хоть как-то компенсировать летний недобор, да и остальные затраты на отрасль, часть отведенных под корма площадей будем засевать другими культурами, более востребованными в ценовом плане. Понятно, что эти решения рождаются не от хорошей жизни, но мы всегда стараемся найти приемлемый выход из любой ситуации.

«Как-нибудь» хватит не надолго

- Предприятие получило прибыль больше, чем в прошлые годы. Можно ли сегодня говорить о возможности его эффективной модернизации?

- То, что запланировано, мы выполним. Но в чем самая большая проблема? Все идет к тому, что мы не сможем вкладывать деньги в основные средства производства, в новую технику, в новые технологии и останемся во вчерашнем дне. А молодежь не хочет жить прошлым, не горят у нее глаза, как у наших предков, только при виде земли и сохи. Заинтересовать ее можно высокими технологиями, соответствующими условиями труда, хорошей зарплатой, наличием современной сельской инфраструктуры. Они должны быть уверены в завтрашнем дне, а более того - в завтрашнем дне своих детей. За счет каких средств мы сегодня можем им это предоставить? Ну переживем мы как-нибудь этот год, ну с божьей помощью  – следующий. Но ведь ничего не меняется.

«Как-нибудь» – стало закономерностью в сельском хозяйстве. И на сколько его хватит? Ровно до разбитого корыта. Если мы в прошлом году вложили в основные средства 230 млн руб, то в этом году уже этого сделать не сможем. Удобрения подорожали, тарифы и горючее тоже, увеличен до 24% соцналог, цена на зерно нестабильна и далеко не соответствует мировым значениям. Если зерно стоит 6 руб., то сегодня за одну тонну горючего его нужно отдать 4 т. Если бы продавали зерно по мировым ценам, то эта цифра уменьшилась бы в два раза, и остальные 2 тонны пошли на зарплату и развитие. Создается впечатление, что сельское хозяйство со всеми его жителями сегодня в этой стране никому не нужны.

- Второй год федеральный центр дает возможность аграриям закупать топливо по льготным ценам. Это решение заметно снижает остроту в аграрной проблематике. В каком объеме выполняет государство взятые на себя обязательства?

- Это очень позитивный шаг, только он, несмотря на все заверения, как обычно превращается в полумеру, как по количественным, так и по временным показателям. В прошлом году мы получили льготного топлива на 43% от необходимого объема. Чего греха таить, мы были и этому очень рады. Но если государство что-то делает, то уж кому как не ему нужно подавать пример и доводить начатое до конца. Это топливо нам жизненно необходимо для работы на земле, мы не имеем права его продавать. А если мы не посеем , то хоть закрывай границы снова железным занавесом, пшеницы в государстве больше не станет. А провести контроль за его использованием очень просто. К примеру, во Франции топливо, предназначенное для сельхозработ, даже окрашивается в другой цвет. И человек не может его уже залить в бак личного автомобиля, потому что размер штрафа за это и визуальная легкость определения отбивает даже мысль об этом. Более того, если даже найдется отчаянная голова и сделает подобное только один раз, расплачиваться ему придется долго, так как даже после нескольких заправок уже легальным топливом бензин все равно будет показывать свою принадлежность аграрному сектору. Или меняй бак. Все четко, просто и по-государственному. Ничего сложного нет и в лимитах на выдачу топлива. Известно количество пашни в каждом предприятии, выращиваемые культуры, а, следовательно, и весь объем работ. Как видим, и здесь все просто. Значит, причины в проблеме поставок льготного топлива аграрному сектору нужно искать только за его пределами, анализировать их и устранять.

Тревожные тенденции

- Много сегодня говорится о невнимании государства к сельскому хозяйству. Контраст в объемах государственной поддержки западных стран и России не поддается логическому пониманию. Вдобавок к этому, исключительно для аграриев, включаются запретные механизмы не рыночного содержания. И все-таки, можно ли работать и развиваться в сегодняшних условиях?

- Конечно, нам трудно достаточно объективно судить о некоторых государственных подходах к проблемам аграриев и, в частности, к вопросу об эмбарго. Ведь своя рубаха ближе к телу. Поэтому мое отношение к этому вопросу понятно и однозначно. Но, наверное, эмбарго может быть оправдано с точки зрения общей российской действительности. Для того чтобы судить об этом, нужно знать до тонкостей всю картину, сложившуюся во всех отраслях нашей экономики, и общее положение дел в целом. Вполне понятно желание правительства проявить озабоченность ростом цен на продукты и принять какие-то ограничительные меры. Это понятно народу и неплохо для имиджа. Но за счет чего или кого это делается? Риторический вопрос. Если государство хочет, чтобы сельхозпродукция была дешевой, для этого, наверное, мало просто хотеть и ставить на грань выживания целую отрасль. Необходимо компенсировать основные затраты аграриев – это цивилизованный подход, принятый во всем мире. А ведь труженикам села нужно еще работать руками, головой, в зависимости от капризов погоды серьезно рисковать. Ну пусть еще год – два мы пробудем в этом искусственно созданном ценовом коридоре, а что потом - дикий скачок цен, потому что по логике развития ситуации вполне возможно, что производить эти продукты тогда уже будет некому.

В прошлом году мы заплатили налогов на сумму 101 млн рублей. Налоги платим огромные, а в село возвращаются копейки. Если бы мы видели работу этих налогов, все было бы более-менее понятно. Но я не вижу эту работу ни в разбитых дорогах, ни в сельских школах, ни в больницах, ни в лицах людей. Зато мы видим футбол в исполнении бразильской сборной в Чечне. А много людей задумалось, за чьи деньги проводится этот исторический матч? Сегодня нужны деньги на производство, а они тратятся на смену формы милиции. А депутатский корпус? Наших избранников особо не беспокоят вышеперечисленные моменты, видимому у них есть более глобальные задачи. Зачем собственно создается государство? Для того чтобы отстаивать интересы базиса или надстройки? Заботиться об интересах людей или топливных компаний и банков? Я далеко не пессимист и не говорю, что все совсем плохо. Трудимся, добиваемся результатов. Работать можно и при нынешней ситуации и даже, наверное, более худшей. Нам не привыкать. Другое дело, что работать с каждым годом становится тяжелей. А это уже очень тревожная тенденция.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах